Выдающийся пожарный России, Герой Чернобыля, Герой Российской Федерации
генерал-майор внутренней службы Владимир Михайлович Максимчук

 

Сражения с болезнью. Первые и последние. Конец пути…

VIII. Конец и начало… Москва, май-июнь 1994г.

...Похоронили генерал–майора внутренней службы Максимчука Владимира Михайловича 25 мая 1994 года на Митинском кладбище рядом с Мемориалом памяти жертвам Чернобыля. Пожарные Москвы и России, коллеги, руководители, друзья, родственники прощались с Владимиром Михайловичем в Управлении государственной противопожарной службы ГУВД города Москвы на Пречистенке, 22, в фойе, отремонтированном Владимиром Михайловичем недавно. Во время прощания ко мне подходил священник из Московской Патриархии, передал соболезнования Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси и слова благодарности за помощь Владимира Михайловича, оказанную в свое время Патриарху. Отпевали в храме на Волоколамском шоссе, заезжали туда по дороге на кладбище. Отец Федор отслужил панихиду, провожал до самой могилы. Народу на прощании и панихиде было очень много, кругом – мундиры, погоны, гражданские лица. По дороге на кладбище за нами шел нескончаемый поток машин – и все на похороны; машины ГАИ регулировали обстановку – до самого кладбища. А на кладбище казалось, что разливается целое человеческое море: люди съехались со всех сторон света, яблоку негде упасть. За людьми не было видно могил, я сразу даже не поняла, где мы находимся, где будет могила, да и вообще… Детали запомнились приблизительно… Мои и Володины родственники держались, вроде бы, вместе. Всех сопровождал врач – на случай, если кому–то станет плохо. К нам с Машенькой подходили разные люди, что–то говорили, другие плакали. "Главный распорядитель канцелярии перемещений", тот самый, который, …также придвинулся к нам боком – как на том танке подъехал. Посмел, значит! Что он говорил, я не слышала и не слушала; даже в его сторону не посмотрела. Безразличие мое было синонимом отвращения. Да не о том речь… Все. Володя всем все освободил. Ему уже ничего ни от кого не нужно. Берите, распоряжайтесь – воля ваша. Состоялся траурный митинг, многие плакали.

Над кладбищем сделал прощальный круг вертолет пожарной охраны – прощался с генералом.

Шум его моторов перекрывали залпы траурного салюта.

Все. Это – все. Моих сил на это хватило.

...Господи! Прости меня… Прими, Господи, душу умершего раба Твоего Владимира, прости ему все прегрешения вольные и невольные, в слове, в деле и помышлении и сохрани ему вечную память. Господи! Прости меня за то, что ропщу, что бываю малотерпелива... Благодарю за то, что я смогла пройти через все это. Благодарю Тебя за то, что я сумела перенести страдания и скорби моего мужа, а также свои собственные страдания, скорби и искушения тех дней...

* * *

Терниста судьба человека, идущего путем правды, живущего по заповедям Господним, не забывшего Его закона. Каждый человек сам себе выбирает жизненный путь, а судьба распоряжается его выбором. Никто не знает, когда и где закончится его путь, и что есть конец пути. Не всякий, проходя свой путь, успевает завершить до конца дело своей жизни. Состоявшейся жизнью можно считать такую жизнь, какой хватило бы на преодоление этого пути, а если не хватило, то она дала бы толчок другим жизням, способным продолжить и завершить этот путь или продолжать, преображая начатое дело, доводя его до логического завершения. Есть и такие дела и деяния человеческие, у которых не существует конца, но которые устремлены к духовному совершенству. Деяния Человека возводят лестницу к его прекрасной мечте, не сбывшейся при жизни, и если лестница прочна, то по ней смогут подняться другие люди, мечтающие о том же...

Я не могу утверждать, что Владимир Михайлович был активным приверженцем внешних проявлений христианских традиций, но на деле – всегда поступал по правде, по совести; исполнял все обязанности по отношению к ближним и дальним, в душе – почитал высокие заповеди.
Лестницу строил высокую и прочную – для других…

* * *

В июле 1994 года в Москве на стадионе "Динамо" проходили международные соревнования по пожарно–прикладному спорту, посвященные официальному открытию мемориального комплекса в Митино "Героям–пожарным Чернобыля". В них принимали участие сильнейшие спортсмены–пожарные России, стран содружества и зарубежных государств. Подготовка соревнований проходила под неусыпным контролем начальника Управления государственной противопожарной службы ГУВД Москвы Максимчука Владимира Михайловича, назначенного Главным судьей этих состязаний. Он был инициатором и душой состязаний, вкладывал в проведение мероприятия большой смысл: о своем личном подвиге в Чернобыле никогда особо не распространялся, но, добиваясь проведения этих соревнований в столице, имел в виду увековечивание и прославление массового подвига, совершенного ликвидаторами на ЧАЭС в 1986–1988 годах.

Действительно, соревнования такого рода в Москве проводились впервые, и слово "Чернобыль" никогда раннее не звучало на трибунах московских стадионов. Соревнования состоялись без Владимира Михайловича, но и в его честь. Они напомнили москвичам о Чернобыльских событиях, о подвиге пожарных, продолжили эстафету памяти. На открытии соревнований в числе высоких гостей присутствовали мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков и протоиерей Федор Соколов. В торжественной части прозвучало много замечательных слов… В своем выступлении отец Федор сообщил, что Святейший Патриарх Московский и Всея Руси предложил отмечать 26 апреля, дату Чернобыльской катастрофы как день поминовения сложивших голову во имя высшей любви за "други своя", нет почетнее смерти такой. Все вспоминали Владимира Михайловича добрыми словами.

* * *

В далеком 1968 году приехал Владимир Максимчук в столицу с дипломом Львовского пожарно–технического училища и любимой книгой – томиком Эриха Марии Ремарка "Три товарища". В не столь далеком 1994 году он навсегда расстался с Россией, Москвой, со своими близкими и товарищами, оставив им всего себя и память о себе в своих делах и устремлениях.

Для России он сделал все, что смог, и многое из того, что задумал.
Для Москвы – все, что смог, однако далеко не все, что задумал.
Но главное было сделано.

Максимчук Владимир Михайлович "зажег" зеленый свет на пути пожарной охраны – вперед и только вперед. Обратной дороги нет. Человек умер, а свет горит и уже не погаснет никогда. Идущие следом да не пребудут во тьме!

...После похорон мне передали телеграммы соболезнований, присланные на адрес Управления пожарной охраны Москвы из городов и областей всего бывшего СССР, их в общей сложности набралось около сотни. Если собрать воедино и – раскрыть по смыслу – самые емкие в них слова, получился бы героический роман о человеке, личные качества которого и беззаветное служение делу не знают, наверное, аналогов. И если вспоминать о нем теперь, то о ком же стоит помнить потом?

Все прошло – и не все прошло.
Что–то остается всегда.
В мире все так тесно связано.
Сначала бывают только факты и эмоции.
Историей они становятся потом...

По материалам романа Людмилы Максимчук «Наш генерал»