Выдающийся пожарный России, Герой Чернобыля, Герой Российской Федерации
генерал-майор внутренней службы Владимир Михайлович Максимчук

 

"Перед лицом грозных опасностей". Трагедии в Армении, Ионаве, Баку.

Главное назначение спасательной службы (1988г. – 1991г.)

 

 VI. Статья–интервью "Отряды риска и уроки огня" – по беседам с
Владимиром Михайловичем Максимчуком;

газета "Правда", февраль 1990г.

Предлагаю статью–интервью А.Урванцева, опубликованную в газете "Правда" 6 февраля 1990 года – по беседам с полковником внутренней Владимиром Михайловичем Максимчуком, Первым заместителем начальника ГУПО МВД СССР. Называется она "Отряды риска и уроки огня", под рубрикой "НАБОЛЕЛО!". Передаю почти целиком.

"Ему, наверное, уже никогда не встать на лыжи, не пробежаться по дорожке стадиона. Лучевые ожоги ног, полученные им в темных тоннелях Чернобыля, сделали свое дело. Тогда, вступая в битву с атомным огнем, член Правительственной комиссии, руководитель службы пожаротушения В. Максимчук был твердо уверен: победит тот, кто думает о будущем. И ныне он, заместитель начальника Главного управления пожарной охраны МВД СССР, все сердце, все оставшиеся силы отдает созданию первых в стране оперативных региональных отрядов пожарных, призванных помогать людям, попавшим в беду.

– Чернобыль, трагедия Спитака и Ленинакана, авария на продуктопроводе на Урале многому нас научили, – говорит Владимир Михайлович. – Ясно одно: дальше так беззаботно нам жить нельзя. Начало любой катастрофы или аварии – самый опасный и критический момент. Кто первым обязан и по службе, и по совести прибыть на место происшествия и за счет умелых, четких, профессиональных действий спасти десятки, сотни, а может, и тысячи жизней? – Вот в чем ныне острота вопроса. Речь идет о создании специальных служб экстренного реагирования на чрезвычайные ситуации. Не секрет, сейчас многие ведомства имеют свои отряды риска. И каждая такая служба варится в собственном соку. Мы не знаем планы действий горноспасателей, соответствующих служб авиаторов, моряков, шахтеров, а они, в свою очередь, – наши заботы.

Ведомственная разобщенность ни к чему хорошему, как известно, не приводит. Люди должны быть уверены: случись беда – есть, кому прийти к ним на помощь в первые ее часы. Поэтому, образовывая отряды быстрого реагирования, мы придали им более широкое – региональное – значение. Всего создается семь таких подразделений, причем без дополнительного набора, за счет численного состава уже существующих пожарных частей. Дислоцируются они по всей стране: киевский отряд будет обслуживать весь запад. Ростовский – Краснодарский и Ставропольский края, Закавказье, Свердловский – Урал, Хабаровский – Дальний Восток, Восточную Сибирь и так далее. В составе отрядов не просто пожарные. Это – группы спасателей, которые могут работать под землей, под водой и на высокогорье. Среди мастеров – а в каждом подразделении по 150 человек, химики, дозиметристы, медики – в основном хирурги, есть и кинологи, и водолазы. И каждый из них ежедневно несет боевое дежурство. Отряды могут действовать при чрезвычайной ситуации автономно в любой точке страны. У спасателей есть походная кухня, трехдневный запас продуктов, мощные радиостанции, палатки, спальные мешки. Для доставки подразделений по воздуху на место аварий определены аэродромы, взлетно–посадочные полосы, на которые можно принимать тяжелые самолеты ИЛ–76.

Местные органы власти с пониманием отнеслись к созданию чрезвычайных пожарных подразделений, выделили для их производственных баз земельные участки, служебные здания, жилье. Отрядам риска передана самая лучшая техника, что имеется на вооружении пожарных внутренних войск, химиков. И все же...

– Мы видели, как работали в Армении зарубежные спасатели, и по–хорошему завидовали им, их техническому оснащению, – вспоминает В. Максимчук.
– У нас же нет пока на вооружении механизированных инструментов, своего специального аварийно–спасательного автомобиля и многого другого. А ведь пожарные части в Спитаке и Ленинакане по сути оказались в эпицентре событий, они сохранили боевые порядки, наладили устойчивую связь и приняли на свои руки первых пострадавших от землетрясения!

И опять прошлое нас учит, хотя трудно дались нам его уроки.
Через Чернобыль прошло 8 тысяч пожарных. Эти люди 120 часов отработали на блоке. И сейчас, словно вчера, перед глазами пятикилометровый хвост из паров и ядовитых газов. Все машины глохли, карбюраторам не хватало воздуха, а люди работали. Пожарные, другие бойцы на носилках, вручную, выносили радиоактивные камни, мусор. Мы не вправе сегодня забывать о тех, кто все еще находится в госпиталях, кто из–за болезни так и не приступил к работе. Не лучше положение со средствами защиты и ныне. Вдумайтесь в такую цифру: только 14 % личного состава пожарных сейчас имеет противогазы. До каких же пор мы будем направлять людей без защитной одежды на борьбу с ядовитыми газами, веществами при чрезвычайных ситуациях? Происходит это по той причине, что каждое министерство и ведомство несет ответственность только за то ЧП, что произошло на его предприятии или территории. Нет боли и тревоги за судьбу соседа, попавшего в беду. Или такой факт: три года назад был испытан для нужд пожарных вертолет КА–32. Он мог быть использован для тушения пожаров в зданиях повышенной этажности. До сих пор этих машин пожарные не получили. На их вооружении по–прежнему находятся 30–метровые автолестницы, с помощью которых можно "достать" только 9–й этаж. Случись беда на 25–м этаже, как спасать людей?

Почему же пожарные не имеют достаточного количества защитных средств? – Оказывается, на протяжении последнего десятка лет промышленность сняла с производства 17 видов пожарной техники. На заводах объясняют это тем, что их коллективам невыгодно выполнять небольшие по объемам программы по выпуску такой техники. Нет и государственного заказа на ее изготовление. Вот и получилось, что ныне столь нужная служба осталась по сути раздетой и беззащитной. Жизнь между тем преподносит ей одно испытание за другим. Всем памятны события, разыгравшиеся на Ионавском химическом комбинате в Литве в 1989 году. День и ночь, трое с половиной суток, 816 пожарных Латвии, Литвы, Белоруссии, Калининградской области боролись с ядовитым ураганом. Аварию ликвидировали, но 216 бойцов попали в госпиталь. И опять люди получили ожоги дыхательных путей, химические отравления. И в том случае у пожарных, кроме общевойсковых противогазов, никакой другой защитной техники не было. Все это – результат того же ведомственного монополизма.

Правда, после ликвидации аварии бывшее министерство Минудобрений выделило для технических нужд пожарных 1 миллион инвалютных рублей. Ведомство убедилось воочию, как непостижимо трудно преодолевать последствия катастроф, когда в руках у специалистов вместо пневмомеханизмов обычные металлические ломы и носилки. Сейчас заключены контракты с зарубежными фирмами на поставку спецавтомобилей, средств защиты от химических веществ. Все закупки, техника будут переданы в распоряжение отрядов быстрого реагирования. Справедливости ради следует заметить: ведется разработка отечественной техники с дистанционным управлением. Построен полигон для ее испытаний. В нынешнем году более 100 механизмов разных модификаций поступят в пожарные депо. По мнению пожарных, давно назрела необходимость создания государственной системы в стране по экстренному реагированию на чрезвычайные ситуации. Такие меры позволят объединить все ведомственные службы спасателей, а значит, и реагировать на любые ЧП более мощными, профессиональными силами.

– Были ли в деле новые отряды риска?
– Жизнь уже проверила боевую готовность отрядов. Такие подразделения участвовали в ликвидации последствий недавней авиакатастрофы под Свердловском, при этом, прибыв одним из первых к месту падения самолета, спасли от огня оставшихся в живых пассажиров. В канун нового, 1990 года, как сообщалось в печати, сейсмологи предсказывали мощное землетрясение на Камчатке. К счастью, их прогноз не подтвердился. По тревоге были подняты оперативные региональные отряды пожарных в Свердловске, Новосибирске и Хабаровске. Были развернуты радиостанции и установлена надежная связь полуострова с материком. Отряды готовы по первому же сигналу прийти на помощь людям. В этом и есть их главное предназначение".

По материалам романа Людмилы Максимчук «Наш генерал» и монографического труда «Чернобыльский словарь человечества»